17:38 

Разрешение получено)

#Helly#
Однажды у меня был приступ паники...когда моя голова застряла в свитере.
Счастье черного кота
Название: Счастье черного кота
Автор: Аива
Бета: RyzhayaVredina
Пейринг: Саске/Наруто
Жанр: агнст, романс, deathfik
Рейтинг: PG
Размер: мини
Статус: все
Дисклаймер: не моё и не надо



Вследствие чего у людей чаще всего меняется настроение?
Этого Саске не знал.
Зато знал точно, что его настроение напрямую зависит от настроения брата. Когда брату хорошо - ему не то чтобы хорошо, а просто спокойно. Когда Итачи плохо - он места себе не находит, весь день стоит на нервах и кидается то вправо, то влево.
От такого очень быстро устаешь.
И сейчас он был как-то даже почти до неприличного счастлив, что наконец удалось спихнуть брата на пришедшую сиделку, а самому свалить из четырех стен.
Единственное, что со всей полнотой ощущалось в этот момент на улице, - это свежесть. Свежесть и ясность, которых так не хватало дома. Четкость в линиях, в мыслях.
Ледяной ветер, пробиравшийся под черную куртку, действовал как самый мощный энергетик, побуждал к действию.
Огромные косые лучи холодного ноябрьского солнца почему-то совсем не согревали своим светом, но это было и не нужно. Нужно было просто ожить для жизни, для самого себя. Хотя бы ненадолго.
А потом вновь вернуться к брату.
Не то чтобы он был рад избавиться от него, но безвылазно сидеть целую неделю в их квартире было просто невыносимо. Если бы он не сбежал оттуда, то тоже бы сошел с ума очень быстро.
И почему ему попалась такая необязательная сиделка?
С тех пор, как Итачи потерял память и часть рассудка, Саске из нелюдима превратился в совсем асоциальное существо, полузабившее на учебу и немногочисленных друзей, целиком и полностью посвятившее себя брату.
Он просто не мог иначе. Брат заботился о нем все то время, пока был здоровым, и сейчас очередь Саске делать это. Он и слышать не хотел о том, чтобы отдать Итачи в приют для душевнобольных, как советовали учителя. Они просто ничего не понимают! Как можно отдать дорогого человека в какой-то там приют? И как они могут называть Итачи душевнобольным?!
Он просто немного не в себе, и если Саске останется с ним, то брат обязательно поправится.
Как потерявший разум, Итачи был совсем неопасен. Он был абсолютно спокойным, апатичным ко всему и совсем беспомощным.
Если оставить его одного, он навредит сам себе. Поэтому Саске не мог его оставить.
А с остальной учебой и жизнью… Что ж, он просто не имеет на них права, когда происходит такое.
Учиха чуть улыбнулся. На самом деле все не так плохо. Когда Итачи приходил в себя, они могли разговаривать, и он ему даже улыбался, и тогда Саске чувствовал себя по-настоящему счастливым.
Все нормально, правда. И ему совсем не одиноко.

В парке, где он гулял, было… много дырок. Вот именно, дырок. Они были между голыми деревьями, между железными прутьями ограды, между тучами на небе.
Учиха сербал томатный сок из только что купленной картонной коробочки и думал, что такое восприятие окружающего мира как минимум весьма печально.
Из восточной части парка доносились звуки драки.
И Саске задумчиво оценивал, допить ли ему сначала сок, а уже потом пойти посмотреть, или наоборот. А можно еще и пить, и смотреть. Но это уже как-то…
Очередной резкий порыв леденящего ветра снова сдул всю апатию, будто дав подзатыльник.
Саске вздохнул, выкинул сок в мусорку и побежал на звуки потасовки. Не то чтобы в нем вдруг проснулся вселенский героизм, но один из голосов показался ему знакомым. А из этого следует два варианта - либо враг, либо друг. В первом случае к соку можно было бы купить еще и чипсы, а во втором… Во втором посмотрим.
…Наверное, первое, на что можно было обратить внимание, - это немая, глухая боль, сверкавшая в синих глазах. А второе - это упрямство и ярость сжатых кулаков и отсутствие какого-либо проявления чувств на лице.
- Ты дебил или как? - Саске протянул Узумаки руку, рывком поднимая того с земли. Вместе они довольно быстро отбились от нападавших, но Наруто в последний момент умудрился споткнуться о ровную землю и заработал лишних шишек и пинков.
- Ай! Не так сильно! - Узумаки схватился за ребра. - Больно же.
- У тебя жизненный маршрут такой - иду там, где больше кирпичей?
В случае Наруто это было довольно закономерно. Количество жутких историй, в которые влипал этот чудик, не поддавалось счету, а в школьном медпункте из-за него был дефицит бинтов и зеленки, уходивших на латание бесконечных ушибов и порезов. Где он умудрялся искать бед на свою и без того бедовую голову, не догадывался никто, хотя этим, в общем-то, не особо и интересовались. Просто обычный чудик, этакий скрытный хулиган-самоучка.
Но с Учихой они даже как-то ладили.
Правда, «ладили» заключалось в постоянных подколах, ехидстве и драках, но Саске порой казалось, что лучше просто и быть не может.
Но это была только одна сторона. На самом же деле он знал об Узумаки не больше, чем о курсе евро к доллару за предыдущую секунду.
- Кирпичи кирпичам рознь…
- Чего?
- Куда пропал, спрашиваю?
Учиха грустно усмехнулся. Куда он пропал… Да он сам не знает.
- И я слышу это от парня, которого учителя помнят только по ненормальному цвету волос и кошачьим повадкам - пришел, когда захотел, и слинял, пока не заметили.
Наруто как-то странно посмотрел на Саске, все еще держась за ребра. Видимо, все-таки сильно досталось. И вообще он весь какой-то болезненно-потрепанный. Обычно как-то более бойкий.
Они шли по аллее к выходу из парка, с некоторым успокоением ощущая присутствие друг друга. Но спокойствие часто ошибочно. Никогда не знаешь, что в данный момент кипит и булькает у другого внутри. По крайней мере пока тот сам не взорвется.
- АААА! Как же меня все достало! - Узумаки внезапно с яростной злостью пнул гравий, лежащий на дороге. Камни брызнули во все стороны, со звоном отскакивая от придорожной ограды.
Саске ошалело на него покосился. И даже не успел придумать подходящее междометие, как Узумаки сам все объяснил:
- Тебе когда-нибудь попадался дуралей, гробящий свою жизнь из-за чувства вины и выдуманного долга? Я вот с таким уже полгода вожусь! Сил никаких нет!
Учиха честно задумался. Вроде таких непроходимых глупцов он еще не встречал. Ну, если вычесть идущего рядом идиота, хотя тот иного сорта.
- Неа… А где это ты с таким возишься?
- Да… подрядился тут присматривать за одним. И причем без-воз-мезд-но.
Наруто хмурился, морщил нос, махал руками, несмотря на болящие ребра, и вообще являл собою зрелище почти животрепещущее и до крайности возмущенное.
- Странно как-то. И зачем ты за ним присматриваешь?
Наруто перевел на него утомленно-укоряющий взор.
- А что ты мне еще предлагаешь делать? - с недоумением спросил он. Как будто в его жизни не было ничего более естественного - возиться с чьей-нибудь потерявшейся душой.
Но Саске решил не вникать в детали. В конце концов, это не его дело, и он вообще не понимал, с чего это Наруто начал подобную тему.
Они уже почти вышли из парка, как над ними раздалось оглушительное и зловещее карканье ворон, закруживших между голыми ветками. Саске поежился. Жутковатые птицы.
А вот Наруто почему-то схватил его за локоть и потянул обратно в парк.
- Ты чего?
Узумаки явно злился. Злился и чего-то боялся.
- Плохо, когда на выходе откуда-то над тобой летают черные птицы. Недобрый знак.
Саске закатил глаза. Суеверность была самым последним качеством, которое он мог бы сам себе приписывать.
- Да перестань ты. Если птицы над головой чем-то и плохи, то только скоростью переваривания пищи.
Наруто помотал головой, упрямо сдвинув брови и не отпуская.
- Нельзя.
Учихе это надоело. Ему уже пора было возвращаться.
- Знаешь, ты как маленький пугливый котенок. Ну кто в здравом уме будет бояться ворон?
Все, пусти меня. Наруто?.. - Саске удивленно смотрел, как Узумаки меняется в лице. Сначала удивление, потому задумчивость, а потом как будто… озарение?
- А ведь это мысль!
- Э?
- Так. Подожди секунду.
Узумаки вытащил из кармана блокнотный лист и ручку. Потом что-то написал на нем и протянул Саске.
- Читай.
Саске решил игнорировать рой вопросов, крутившихся в голове еще буквально две секунды, пока он читал.
На листке было написано: «Черный котенок»
Ну и нафига?
- Ну и… мяу.
Э?
- Мяу!
ЭЭЭЭ?! Че за?..
- Мяу, мяу, мяу!!!
- Ух ты! А симпатичный получился!
Учиха в полном шоке разглядывал стертый носок кроссовка Узумаки, пытаясь допетрить, когда успел лечь на землю.
Потом задрал голову вверх и уставился на довольное лицо Наруто, смотрящего на него сверху вниз. Потом Узумаки присел рядом с ним, и… почесал за ушком?!!
У Саске вырвался совсем нечеловеческий мяв, и он резко отпрыгнул в сторону, шипя и скалясь.
Да что он себе позволяет?
И вообще, с какой стати он вдруг превратился в гиганта? Или это…
Саске, сам боясь того, что может увидеть, опустил голову вниз на свою… лапу. Покрытую черной шерстью, с четырьмя острыми кошачьими коготками…
…Наруто с интересом смотрел на черного котенка, наматывающего десятый зигзаг по дорожке вокруг него. Он то вертелся, то истошно мяукал, то пытался укусить свой собственный хвост - то ли в попытке проверить его на реальность, то ли потому, что мешал.
Наконец он затих.
Наруто насторожился.
Но тут яркие желтые глаза встретились с глазами Наруто, и котенок, оглушительно мявкнув, кинулся раздирать и так не новые кроссовки, иногда пытаясь вскарабкаться вверх по джинсам. Наруто сначала пытался его поймать, но, понеся тяжелые потери в виде расцарапанных рук и цапнутой щеки, понял всю тщетность задуманного.
Пришлось забраться с ногами на стоящую неподалеку высокую скамейку.
Котенок туда залезть не мог в силу своих размеров и неопытности. Поэтому носился вокруг, убийственно зыркая глазами и пугая душераздирающим скрежетом когтей по железу.
Редкие прохожие дивились такой необузданной кошачьей ненависти, но спасти парня боялись.
В результате пришлось Узумаки куковать на скамейке до заката.
Ну то есть кошачьей гиперактивности.
- Ну как, успокоился? - деловито спросил Узумаки, когда измученный кошак, вконец уставший, развалился на дорожке перед скамейкой.
В ответ раздалось злое шипение.
- Ну и правильно. Пока ты тут носился, я успел обдумать свой непредсказуемый поступок… Один только черт - как мне все это в голову пришло?… Мда-м-с. Ну ладно. Так вот. Ситуация следующая. Во-первых, я уже раскаялся.
С земли раздалось новое шипение с нотками сарказма.
- Да-да, не сомневайся. Во-вторых, превратить тебя обратно я не могу, так как израсходовал весь запас магии. Но…
На этот раз шипения не последовало, из чего Наруто сделал вывод, что котенок его внимательно слушает.
- Но если ты хочешь, я мог бы сделать это через неделю, когда у меня ее вновь будет достаточно. А пока можешь пожить со мной.
Опять никаких звуков.
- Эй, Саске, ты меня слышишь? - Узумаки осторожно протянул руку и ткнул в лежащую тушку прутиком, предварительно с риском для жизни подобранным с земли.
В прутик впились зубами и вырвали из рук.
Потом злостно над ним надругались, искрошив зубами и когтями.
- …Ясно. Посижу я тут еще чуть-чуть.

Закатное солнце бледно-оранжевым светом раскрасило верхушки деревьев. Тусклая синь неба с промельками белых звезд затмилась в темно-фиолетовый на востоке. Город постепенно затихал, окутывая пространство вокруг черными очертаниями предметов. Редкое карканье ворон раздавалось где-то далеко.
Парень в сером осеннем плаще и ярком даже во тьме оранжевом шарфе медленно встал со скамейки и подошел к чему-то черному, горкой темнеющему на каменистой дорожке. Потом бережно поднял комок с земли и, сняв с себя шарф, закутал его в оранжевую ткань и осторожно прижал к груди.
Потом оглянулся по сторонам и, увидев сидящую на дереве ворону, с задорной усмешкой показал ей язык. Зрачки поймали и отразили солнечный блик.
И он преспокойно вышел из парка, не оглядываясь и не обращая внимания на возмущенный карк птицы ночи.

Можно было с чистой совестью сказать, что он его ненавидит. Не переваривает. Убить готов.
Но, ввиду обстоятельств, вынужден жить с ним бок о бок.
Но пусть даже не надеется, что его сосуществование с ним будет приятным и безоблачным, о нет. Он захлебнется кровавыми слезами и будет молить о пощаде.
Так думал черный котенок, с кровожадным оскалом подкрадываясь к свесившейся с дивана пятке спящего Наруто.
Проснувшись в оранжевой груде ткани, он сначала очень долго допетривал, когда и как успел в ней очутиться. Потом пришлось заново переживать шок от осознания того факта, что его превратили в кота. И даже не в кота - в котенка!
В слабый, беспомощный, мелкий комок шерсти и бесполезной злости! То ли Узумаки перестраховался, то ли просто издевается.
Пятку цапнул за здравие.
И точно не Наруто - парень с воплем подскочил на диване и бешено заозирался по сторонам.
Потом заметил на полу два горящих ненавистью уголька и ухмыльнулся.
- Чувствую, мне придется ходить в бронежилете, - весело сказал он, протягивая руку к котенку. Руку цапнули тоже и отскочили на метр.
- Эй, ну не бойся!
Саске надменно фыркнул. Да он раньше смирится с ушами и хвостом, чем испугается этого недоделанного мага. И откуда он вообще такой взялся?
Узумаки тем временем попеременно рассматривал то свои пострадавшие босые пятки, то когти на лапах котенка и удрученно вздыхал.
Котенок, понявший, чего опасается Наруто, коварно показал один коготь. Подумал и показал на среднем пальце.
Узумаки намек понял и опечалился.
- Саске, мне на работу идти надо. За обучение платить надо чем-то, если ты не знал, - жалобно сказал с дивана Наруто.
Саске его не слушал. Он изобретал способ залезания на диван.
Узумаки, вовремя заметивший кошачьи махинации, перескочил с дивана на стол, стоявший рядом.
А вот добраться до шкафа с одеждой было уже проблематично.
Котенок злорадно наблюдал за ним с пола.
Узумаки показал ему язык и перелез на табуретку. Потом подтянул к себе вторую и перелез на нее. И таким образом все-таки добрался до шкафа.
Саске с офигеванием и интересом следил за логическими действиями с табуретками, на время позабыв сладкое и святое дело мести.
- Знаешь, а ничего так! - с веселым видом сообщил Узумаки скучающему котенку. - Если немного потренироваться, вполне можно передвигаться с обычной скоростью. Или можно привязать табуретки к ногам… - рассуждал великий маг, стоя на опасно раскачивающейся табуретке в одном носке и натягивая второй.
Котенок рядом лениво точил когти о соседнюю.
Узумаки вздохнул и посмотрел на часы.
- Ну вот, опаздываю. Не мог меня пораньше цапнуть? - недовольно пробурчал он, передвигая табуретки к входной двери.
Саске от удивления чуть не сломал коготь.
Это он тут что, в качестве будильника теперь?
Учиха попытался цапнуть Наруто, когда тот тянулся вниз за кроссовком, но не успел.
Наконец Наруто, стоящий на табуретке в победно одетом виде, задумчиво прикинул, как ему выходить из квартиры. Выходило, что никак, учитывая один нюанс, сидящий прямо под ним и прожигающий его взглядом.
Значит, остается только балкон. Уж с него-то Саске никуда не денется и не сможет навредить сам себе.
Узумаки дотабуретил до балкона, внимательно следя, чтобы не отдавить хвост котенку, и, встав на перила, весело оглянулся на Саске.
- Ну бывай! Если что - колбаса в холодильнике. А будешь плохо себя вести, куплю тебе вискас! - хихикнул Узумаки, делая шаг в воздух.
Шестой этаж…
Котенок просунул голову сквозь частые перила, с удивлением и ужасом глядя на взметнувшийся оранжевый шарф и серые полы плаща, развевающиеся, как крылья у летучей мыши.
А потом Узумаки мягко приземлился и мгновенно пропал из виду.
Черный котенок раздраженно фыркнул и пошел учиться забираться на табуретки.

Через некоторое время упорных прыжков, в ходе которых были отбиты лапы и нос, Саске почувствовал, что проголодался.
Обещанная колбаса была спрятана в холодильнике, возвышавшемся теперь неприступным бастионом желанного провианта.
Спасла вновь гениальность.
Котенок вырубил холодильник из сети и с легкостью открыл размагнитившуюся дверцу.
С непривычки обожрался.
Потом долго мучился кошачьим бескультурьем относительно дел туалетных.
Чуть не утонул в унитазе.
И, наконец, окончательно доведенный до ручки собственной никчемностью, залез по занавеске на кухонный стол и свалил с него всю посуду, сложив на полу из осколков душещипательное послание.
На середине предпоследней буквы, обчихавшись керамической пылью, отрубился, не доведя дело до конца, о чем потом многократно успел пожалеть.
Вернувшийся домой ближе к вечеру Узумаки в полном шоке узрел пятнистого кошака, сопящего носом в недоеденной колбасе рядом с бескомпромиссным и грозным «долбое». Из оттаявшей морозилки капала вода, подбираясь к кошачьему хвосту, а горы осколков вокруг наводили на философские рассуждения о существовании очень злобных домовых.

Сначала Саске так и не понял, что заставило его проснуться.
Но настойчивый пульсирующий звон в ушах не давал возможности от него отмахнуться и вернуться во владения Морфея.
Котенок приоткрыл один глаз и довольно равнодушно принялся наблюдать, как вновь вернувшийся Узумаки сидит на полу и хохочет, держась за бока. Казалось, из сощуренных глаз вылетали крошечные искорки смеха и почему-то оседали на кошачий нос.
Котенок чихнул и лениво сел на задние лапы, пытаясь стереть с носа пыль. Чихнул еще раз и мрачно уставился за заливающегося Узумаки.
Чего тот так веселится, Саске вообще не понимал. Он битых три часа старательно выкладывал каждую букву и разорял холодильник, чтобы увидеть перекошенное от удивления и злости лицо, а потом куда-нибудь удрапать.
А этот «долбое» сидит и ржет. Ну и где тут справедливость?
Котенок презрительно фыркнул, подхватил в зубы недоеденный кусок колбасы и гордо прошествовал мимо вновь свалившегося в приступе хохотайки блондина.
На самом деле у него уже был заготовлен стратегический запас колбасы под ванной, на тот случай, если Наруто все-таки решит выполнить свою угрозу кормить его только вискасом.
Туда он и отправился. Досыпать.
И по возможности подумать над ненормальностью его временного псевдохозяина.

Узумаки, напевая, сгребал в кучу осколки и размышлял, из чего же он теперь будет есть. Котенок куда-то слинял, но насчет этого Наруто не волновался, зная, что никуда тот из квартиры не денется.
Узумаки замер и усмехнулся под нос.
Возможно, что-нибудь из этого и получится.
Покончив с тотальной зачисткой на кухне - ибо после нее остались только сиротливо прижавшиеся друг к другу кастрюля со сковородкой, видимо, опасающиеся участи тарелок, да шеренга марширующих куда-то тараканов, - Наруто устало свалился на диван и врубил телевизор.
Веселье почему-то испарилось, и Узумаки с усталой грустью перебирал каналы, пытаясь найти что-нибудь, что не давило бы на мозги откровенной тупостью и ненужностью.
Голоса перекатывались в голове мерцающими цветными шариками, а глаза сами закрывались. День был довольно тяжелый, ведь он теперь использовал магию по минимуму, помня о данном обещании Учихе - расколдовать его через… уже пять дней.
Ну что ж, срок просто идеальный.
Наруто засыпал…
Вдруг он почувствовал, как по его ноге карабкается что-то очень настырное и, по-видимому, не очень довольное.
Наруто открыл глаза и с вопросительным интересом уставился на котенка, залезшего на диван и теперь внимательно с него осматривающегося.
- Мириться пришел?
Котенок повернулся к нему хвостом и забрался на спинку, пройдя в дальний конец от Наруто.
Узумаки улыбнулся и чуть дернул котенка за кончик хвоста.
А тот будто только этого и ждал.
Завязалась драка.
Узумаки мужественно защищался подушкой, в то время как кошак ее старательно раздирал, пытаясь добраться до носа Наруто, на котором по чистому недоразумению еще не было царапин.
Вот это-то недоразумение он и хотел исправить.
- Саске, - внезапно осторожно сказал из-за подушки Наруто. - У тебя ведь брат есть?
Котенок замер и насторожился.
Наруто опасливо опустил подушку, внимательно наблюдая за растопыренными когтями.
Саске кивнул.
- Ты о нем волнуешься?
Учиха моргнул. Волнуется ли он… Да он уже просто не знает, что еще сломать в этом доме, чтобы до Узумаки доперло поинтересоваться у него: а может, Саске кто-то ждет? Или волнуется о нем?
И вообще, превращать людей в котов абсолютно незаконно!
И если такой статьи еще нет, то после него она точно появится.
- Но он о тебе не волнуется. Я прав?
Нос все-таки цапнули. И разозленный и обиженный котенок попытался спрыгнуть с дивана, но был перехвачен под живот теплой ладонью и посажен на целую сторону изувеченной подушки.
- Да успокойся ты, дуралей. Лучше скажи: куда вся колбаса пропала? И куда ушли все мои тараканы?
Саске зло фыркнул. По его мнению, все тараканы Наруто остались при нем. И уходить не собирались уж точно.
- Ну что ж. Придется, наверное, вискасом питаться, - подвел печальный итог Наруто. - Зря я его, что ли, купил?
Котенок злорадно оскалился, с удовольствием думая о запасах колбасы. Вот он и отомстил.
- Слушай, а ты что смотреть любишь?
Саске кисло посмотрел на ящик с картинками.
Он ничего не любил. И любить не собирался.
- Фантастику любишь? - деловито спросил Узумаки, роясь в околостоящем столе и вытаскивая какой-то диск.
Саске подумал, что фантастики ему уже хватает и добавки не надо.
- Во! Вот этот. Сюжета, правда, нет, но зато спецэффекты крутые.
Котенок устало зевнул.
Фильм они так и не посмотрели, заснув на десятой минуте.
Узумаки осторожно обнял ладонью вздрогнувшего во сне котенка и грустно улыбнулся.
Он знал о Саске все.
И поэтому… так хотел защитить его хоть от чего-нибудь. Пусть это будет даже такая незначительная вещь, как отсутствие уюта.

Саске лежал на табуретке и задумчиво смотрел, как одевается Узумаки.
Тот факт, что он научился на них запрыгивать, уже не радовал, так как нападать на Наруто почему-то расхотелось.
А вообще… Необычный он был.
Все те же светло-голубые джинсы, старые кроссовки, серый плащ, наплевательски распахнутый, и обмотанный вокруг носа яркий оранжевый шарф, как насмешка над серостью остального образа. И острые пряди светлых волос, торчащих во все стороны.
Ярко-синие глаза смотрели задорно и весело, но Саске не знал, откуда взялась горчинка в самой их глубине.
Он с удивлением понял, что Наруто… не хотелось никуда отпускать.
Еще ввяжется в очередную драку.
Или что-то с ним произойдет такое, чему Саске не сможет помешать. Их внешность явно не соответствовала их сущностям - поменять их местами было бы куда логичнее.
Этот недоумок боится даже ворон - как он вообще может куда-то уходить, и зачем?
Наруто подмигнул ему и помахал рукой, выходя за дверь.
Котенок вздохнул и пошел читать Достоевского, оставленного на диване Узумаки. Как он это будет делать, он представлял себе весьма смутно.
Но… делать все равно было нечего.
Колбаса из-под ванны куда-то подевалась, зато рядом валялись обожравшиеся тараканы, о которых, видимо, говорил блондин.
Что ж, пускай успокоится: его тараканы навсегда останутся с ним. Му-ха-ха.

На этот раз Узумаки вернулся не один.
А с продуктами!
И какими: мясо, колбаса, сметана и макароны.
От последнего Учиха отказался, с гримасой отвращения вглядевшись в зловонно пахнущих волнистых червяков, с аппетитом поглощаемых Узумаки. Он бы ему рассказал, что это на самом деле такое, но ввиду обстоятельств сделать этого не мог. Да и аппетит не хотелось портить.
Мясо для кошачьего нюха Учиха нашел сносным, а вот колбаса вторично отправилась к тараканам, обалдевшим от таких загогулин судьбы.
С котом они явно планировали подружиться.

Так они и жили.
Учиха читал Достоевского, Наруто где-то пропадал целыми днями, возвращаясь под вечер жутко усталым и вялым. Потом они традиционно засыпали за телевизором, причем Учиха с подушки перекочевал на более теплый и уютный живот парня.
Однажды Наруто предложил позвонить Учихе домой и спросить у сиделки, как там его брат. Котенок с волнением сидел вплотную к трубке и внимательно слушал все, что говорит женщина.
А потом полдня ходил понурый, узнав, что у Итачи все прекрасно и он даже знать не помнит о том, что у него есть младший брат.
Пришлось утешать кота конфетами. А потом срочно искать лекарство от острого пищевого отравления.
Больше Учиха ничего не крушил, не царапался, а однажды с громким скрипом когтей по паркету даже позволил себя погладить. Так Узумаки быстро вошел во вкус и чуть не стер с него всю шерсть.
За что потом кот отомстил, забравшись на макушку спящего блондина и устроив там воронье гнездо.
На ошалевший взгляд Наруто, когда тот проснулся утром и посмотрел на себя в зеркало, котенок ответил взглядом: «Ну как оно? Лысины нет? Жаль».
А неделя неизбежно приближалась к концу.
Узумаки приходил домой почему-то все более уставший и разбитый и, свалив на стол всю гору продуктов, шел включать телик, на экран которого смотрел потухшим отрешенным взглядом. Кутал нос в свой шарф, от которого шел довольно острый запах жасмина и еще каких-то трав.
Котенок в такие моменты забирался к нему на колени, не стесняясь пользоваться когтями, чтобы его расшевелить, и заглядывал в полуприкрытые глаза.
- Да, брат, такие вот дела, - грустно усмехался Наруто.
Учиха на это фыркал, ощущая себя всамделишным домашним питомцем, но что-то его останавливало от того, чтобы вновь затеять драку не на жизнь, а на смерть.
А в самый последний день произошло это.
Наруто вернулся домой в абсолютном счастливом ажиотаже, вывалил на стол целую гору явно дорогого мяса и конфет, и они поедали все это, сидя на столе и время от времени бросая еду тараканам на пол.
Узумаки все время шутил и смеялся и выглядел таким бодрячком, что Саске твердо решил, что у того случилось что-то хорошее, о чем он непременно спросит Наруто, когда станет самим собой.
У него накопилось столько вопросов!
Что Наруто любит?
Куда уходит?
Что еще может начудесить?
Кто он вообще такой и откуда взялся?
А еще он хотел ответить на многие вопросы, которые задавал сам себе.
Почему он так мало о нем знает?
Почему вдруг расхотелось превращаться в человека и вернуться в клетку к брату, в которую он сам себя запер, наплевав на все вокруг?
Почему ему так отчаянно хочется задержать Наруто, оставить на нем еще пару царапин, но не дать ему уйти утром, чтобы вернуться вновь разбитым и опустошенным вечером?
Если бы только этот чертов идиот дал ему возможность как-то общаться с ним, он бы болтал с ним дни и ночи. Но нет, Наруто шутил и смеялся, и предлагал устроить в их квартире фабрику по разведению тараканов.
А потом, по традиции завалившись на диван, наткнулся на какие-то новости. Обычный выпуск, где будничным тоном рассказывалось о всяких рядовых катаклизмах и неудачах.
А из-под закрытых век почему-то потекли слезы.
Котенок в шоке лазал по неподвижному телу Узумаки, пихал лапами нос, мокрые щеки и впервые чуть слышно мяукал, пытаясь дозваться до безвольного парня. Выпускать когти он боялся, чтобы не причинить еще больше боли, по-видимому, терзавшей парня изнутри.
И отчаянно ненавидел свое кошачье обличье, не позволявшее ему по-настоящему обнять, успокоить о чем-то плачущего Наруто.
А тот, придя в себя, слабо улыбнулся и судорожно вздохнул.
- Извини. Я тебя напугал?
Котенок неуверенно мотнул головой, что могло означать как «да», так и «нет».
- Это просто конец недели. Такое бывает. Завтра будет воскресенье, ты будешь вновь самим собой, а я вновь буду тупым придурком, прогуливающим школу и действующим тебе на нервы. Просто это конец недели.
Саске категорически не согласился, о чем, к его непрекращающемуся сожалению, не мог рассказать Наруто.
Ничего не будет так, как раньше. Для него. Наруто никогда больше не станет тем далеким, ненормальным и странным прохожим, зачем-то идущим рядом с ним по дороге.
«Просто верни мне человеческий облик. Прямо сейчас» .
- Ладно, спать уже пора, - наконец сказал Узумаки. - Завтра будем тебя расколдовывать. Учти, в первые минуты у тебя останутся кошачьи привычки. Будешь кусать прохожих за пятки и требовать колбасу у тараканов.
Учиха понял, что его желание стать человеком нуждается в тщательном переосмыслении.

- Так, а вот и парк, - весело сказал Наруто, оглядываясь по сторонам.
И будто не было вчерашних слез.
День был теплый и солнечный, если таковые вообще случаются в ноябре.
Котенок был посажен на парапет и подвергнут детальному осмотру.
- Так, вроде уши, голова на месте. Хвост тоже, - Наруто задорно подергал за черный кончик и получил еще одну царапину на руку.
- А знаешь, я буду скучать!
Саске мрачно на него покосился и приготовился к тому, чтобы постараться не вести себя как кот после превращения, а сразу схватить за шкирку Узумаки и никуда не отпускать. И фиг он по нему скучать будет.
Парапет был высокий. Строго говоря, это была стена парка, и Учиха довольно скептически относился к той затее, чтобы оказаться на нем сидящим, но выбора у него не было.
Наруто глубоко вздохнул. Опустил руки. И отошел от стены на пару метров, каким-то непонятным взглядом разглядывая черного котенка.
Тот настороженно за ним следил.
- Ну что ж… Магия пропадет минут через двадцать. Просто не очень ори, когда это произойдет.
Котенок не двигался, сурово смотря на блондина.
Тот широко усмехнулся.
- Что еще? В общем, извини, что не спросил у тебя обо всем этом. Но тут моей вины нет, честно. Это все мои гены.
Котенок понимающе закивал, подбираясь к краю стены и прикидывая, сможет ли он с нее спрыгнуть и не разбиться. Выходило, что без понятия. Но неподалеку росло дерево, так что если изловчиться…
- Далее, у тебя есть, наверное, немало вопросов… - взгляд Наруто стал каким-то потерянным. Несчастным. - Ну… Могу только сказать, что ответы на них у тебя будут. Знаешь, Саске, я…
Наруто запнулся, опустив голову вниз.
Саске осторожно перемещался к дереву.
- Знаешь, это очень банально, но вполне возможно, что мне просто нужен был друг. А ты… Ты, конечно, немногословен…
Котенок подвернул лапу и чуть не свалился со стены. Немногословен. Кто в этом, черт возьми, виноват?!!
- Но… гораздо больше, чем друг, - тихо сказал Наруто. - Не знаю, правда, кто.
Саске замер, смотря на Наруто.
Кто?
Ну кто?
Скажи, ну пожалуйста.
- Кто-то очень важный. Да, именно, важный. И поэтому… прости, - тихо закончил Наруто, смотря в сторону.
- Магия перестанет действовать через… пятнадцать минут. А до этого постарайся не свалиться! - вновь весело подмигнул коту Узумаки, и, засунув руки в карманы серого плаща, а нос в шарф, отвернулся, и пошел прочь.
Учиха ошарашенно смотрел ему вслед, зачем-то громко мяукая.
А Наруто, не оборачиваясь, уверенно шел к выходу из парка. Над которым парили… черные птицы.
Саске почти в ужасе кинулся к дереву, пытаясь быстро по нему слезть, но в последний момент наткнулся на невидимую преграду, установленную, видимо, Узумаки.
Который уже скрылся за стеной, и только острые концы волос мелькали над ее краем.
Черные птицы, перестав кружить над выходом, перелетели на деревья, окружавшие Саске, изредка пытаясь подобраться к нему.
Но мешал барьер.
В котором, как безумный, метался из стороны в сторону черный котенок.

Магия действительно пропала. Через тридцать. Минут.
Когда Учиха уже перестал метаться, а просто сидел на месте, прижав уши к голове и тихонько скуля.
Как только она пропала, Саске в самом деле свалился мешком на мерзлую землю, но тут же вскочил, не обращая внимания на боль в ноге, и кинулся вон из парка.
Мысли метались со страшной силой, одна выталкивала другую, но в центре сознания горела одна, самая главная: «Найти его».
Первым делом он кинулся в квартиру Наруто, путь к которой старательно запоминал всю дорогу в парк.
Звонил минул десять, пока окончательно не понял, что Наруто внутри и в самом деле нет.
На этом идеи, куда мог отправиться Узумаки, заканчивались. Ведь он о нем ничего не знал. А тот даже не дал шанса спросить!
Когда он его найдет, то точно закопает в землю! Со всей его дурацкой магией! И тараканами! И Достоевским, которого Учиха уже наизусть выучил!
Чувствуя жуткую панику внутри, но оставаясь внешне абсолютно спокойным, Саске решил пойти домой. Вдруг случится мизерный шанс, что Наруто пошел туда? Да и Итачи он уже давно не видел.

Вопреки всем себя уговорам, домой Саске не пошел.
Вернуться туда… Вернуться к себе старому. Вернуться в клетку, с таким трудом осознанную и вдруг всей душой ненавистную.
Брат… Он любит его.
Но тратить ради него жизнь, ради мизерного, ничтожного знака внимания со стороны некогда активного и деятельного Итачи.
Нет, ни за что. Он так не поступит.
И пусть это будет чистейшей воды эгоизм, пусть ему не будет оправданий, но он хотел жить. Хотел искать, ждать, узнавать. Как все.
Он не бросит брата.
Но и с ним не останется.
Просто… ему так нужен один белобрысый придурок…
Он завалился в какую-то забегаловку и просидел там оставшийся кусок дня, игнорируя вопросительные взгляды и изредка заказывая себе горький невкусный кофе. Вечером решил вновь сходить к Наруто. Которого вновь не оказалось дома.
Зато… в кармане его собственной куртки внезапно обнаружился ключ от его квартиры.
Саске уже ничему не удивлялся.
Он был просто рад возможности вернуться сюда.
Под этот клетчатый плед на диване. Который, правда, теперь практически не укрывал.
К этой горе дисков на столе и недоумевающим отсутствию привычной кормежки тараканам под ванной и кухонным столом.
Впрочем, теперь он им совсем не сочувствовал.
Он просто решил ждать.
В холодильнике была еда. Как ни странно.
Фантастика была все так же скучна, но зато с кучей крутых спецэффектов.
А Наруто все так же не было.
Наконец в один день зазвонил телефон.
К этому звуку Саске не привык, ведь им никто не звонил, и поэтому резко вздрогнул на пронзительные пиликающие гудки.
В трубке был благожелательный женский голос с четко выверенными участливыми интонациями.
- Квартира Узумаки?
- …Да.
- Вы родственник?
- …Ну да.
- Что ж… - женщина на том конце провода глубоко вздохнула. - Вынуждены вам сообщить, что операция, к сожалению, прошла неудачно. Клиническая смерть наступила в результате закупорки дыхательных путей кровью. Врачи сделали все, что смогли. Нам очень жаль. Когда придете забирать тело?
Саске молчал.
- Я… Я не родственник, - наконец хрипло сказал он.
- А кто же вы? - удивленно спросил женский голос.
- Я?.. Друг. Наверное…
- Вот как? Тогда когда…
- Никогда… - еле слышно ответил Саске и повесил трубку, выдернув вилку из розетки.
Потом согнулся пополам, утыкаясь лицом в колени и вцепившись пальцами в волосы, краем разума жалея, что у него нет когтей.
В принципе… чисто интуитивно, на уровне догадки, он… понимал, что это произойдет. Но, как и все, оказался не готов.
Абсолютно. Не готов.
И поэтому…

На следующий день в дверь позвонили.
Шатающийся и ничего не видящий перед собой Учиха кое-как поднялся с дивана и пошел открывать с часа три назад заготовленным намерением послать всех в задницу.
Но, открыв, застыл, как изваяние.
Этого не может быть.
Это невозможно.
Но это было.
Перед ним стоял Итачи собственной весьма высокой персоной, с осмысленным взглядом, в котором плескались радость и тихая, сожалеющая грусть.
Он осторожно вошел, и ласково обнял ничего не соображающего и дрожащего брата и прижал к себе.
А Саске будто прорвало.
Он прижимался к Итачи, как к последнему кусочку суши в бескрайнем океане, и плакал. От боли, непонимания, обиды.
И среди всего этого бреда - странной, сумасшедшей радости.
Что в этом мире, где Саске только час назад решил спиться или откуда-нибудь спрыгнуть, вдруг появился человек, который тебе этого сделать не позволит.
А защитит. Сбережет.
- Как? Почему? Они же сказали…
- Саске, послушай меня.
- Как ты…
- Саске! - повысил голос Итачи.
Тот затих.
Чтобы как-то откачать Саске, ушло три часа. После этого он мог хотя бы что-то слушать.
- Пойдем отсюда, - сказал Итачи.
- Нет! - отчаянно и испуганно замотал головой Саске.
- Ты здесь уже сколько сидишь? Неделю? Тебе нужно на свежий воздух. А сюда мы вернемся через час, обещаю.
- …Ладно, - покорно кивнул Саске, позволяя вывести себя на улицу.
А день был опять солнечный… Холодный, правда, но солнечный.
- У тебя, наверно, есть куча вопросов…
Было. Много. Но Саске даже думать не мог, с какого начать. Он так… устал.
- …Почему ты здоров?
- Давай начнем не с этого.
-А с чего?
- С твоей… а точнее, с моей встречи с Наруто.
- С твоей? - удивленно спросил его Саске.
- Точно, с моей, - кивнул Учиха-старший, на манер Саске засовывая руки в карманы черного пальто.- Видишь ли, я ему как-то помог. Не спрашивай как, проблем у него всегда было навалом. А взамен… Взамен я попросил его подружиться с тобой.
Саске молчал, слушая.
- Мне было больно видеть, как ты загибаешься один, а у меня времени не было за тобой смотреть. А потом… случилось это. Я попал в аварию. Я ничего не помню об этом периоде, но могу представить, насколько тяжело тебе было все это выносить... Я… Прости меня.
- Ты не виноват, - прошептал Саске.
- Нет, виноват. Мы сами виноваты в том, что с нами происходит. А когда страдают дорогие нам люди, мы виноваты вдвойне. И я обязательно все исправлю, но речь сейчас не об этом.
Итачи на минуту замолк.
Они подошли к реке. Черная вода, согретая теплым желтым светом, была не такой холодной и страшной, а покачивающаяся у края парапета сухая листва казалась своеобразной мозаикой, украшавшей черный бархат.
Иногда по поверхности шла легкая рябь.
- С Наруто вы встретились не совсем случайно, как мне кажется. Хотя то, что ты стал котом, выпадает даже из ряда случайностей и вписывается в ряд событий, происходящих только с Наруто.
Учиха слабо усмехнулся.
- Он оказался магом. Как такое может быть?
- А почему нет? Ты не удивляешься глубине человеческой глупости, но почему-то удивляешься чудесам. Это дело привычки, я думаю. Но Наруто… Он был необыкновенным. Знаешь, когда я впервые с ним встретился, меня поразило то, с каким настроением он смотрел на мир. На людей. На себя.
- Он плакал, когда смотрел новости, - задумчиво сказал Саске.
- Это еще одна из его странностей. Но так или иначе… Кроме всего прочего. Он был очень одинок, как мне кажется. И ты тоже. Я подумал, что из этого что-то может выйти. А он был только рад за кем-нибудь последить, чтобы с ним ничего не случилось. С точки зрения своей специфики, естественно.
Учиха опустился на набережный парапет и обхватил плечи руками. Становилось холодно.
- Почему он умер? - прошептал он, не в силах проглотить горький ком в горле.
- Насколько я знаю, у него был рак легких. Человеческое тело хрупкое.
- Почему выздоровел ты?
- Я… если можно так выразиться, был его прощальным подарком тебе, на который он, видимо, потратил оставшиеся силы. Наверное, он просто не хотел оставлять тебя одного, вот и все.
- Он… сказал, что я стал для него кем-то очень важным, - Саске закрыл глаза и откинул голову назад.
- Вероятно, так оно и есть. Впрочем, как и для тебя.
Саске глубоко вздохнул.
Все ясно.
Все.
- Ты идешь домой? - спросил Итачи.
- …Нет. Останусь пока здесь. Потом пойду в школу, - сказал Саске. Хоть решение не возвращаться к старому и было из прошлой жизни, Саске решил следовать ему до конца.
- Дело за тобой. Но я всегда помогу, если что.
- Да. Я знаю.
Итачи, тяжело вздохнув, повернулся, чтобы уйти, но в последний момент остановился.
- Саске… Я кое-что все-таки знаю про природу Наруто. Понимаешь, он что-то вроде волшебного существа, имеющего несколько жизней. Скорее всего, кот или получеловек. Такие отличаются тем, что за что-то любят людей. Может, жалеют - не знаю. Но постоянно страдают и отдают свои жизни за них, кто этого совсем не ценят. И знаешь… Совсем не обязательно, что это была его последняя жизнь. Вот, в общем-то, и все. До встречи.
Мягкие шаги Итачи, шуршащие сухой листвой, медленно растворялись в других звуках.
Саске чуть выдохнул, почувствовав, как камень в груди стал немного легче. Зажмурился. И почти рассмеялся.
Над собой. Над Итачи. Над этим чем-то новым, возможно, появившимся в его жизни. Смеешься - значит принимаешь.
- Да, брат, такие вот дела, - задумчиво сказал он серому котенку, севшему рядом с ним и бесстрашно уставившемуся на большого лохматого черного парня с кругами под глазами.
Учиха с интересом на него покосился.
- Колбасу любишь?
Тот облизнулся.
- А Достоевского?

@настроение: шикарное

@темы: Нару/Сасу, фанфики

URL
Комментарии
2011-07-30 в 21:05 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Хорошо получилось, но Узумаки жалко

2011-08-13 в 03:02 

#Helly#
Однажды у меня был приступ паники...когда моя голова застряла в свитере.
Угу...Когда читала, тронуло до слез.
Замечательно написано!

URL
   

Dump of my soul

главная